С левой, с правой и в нокаут. История боксёра из Солигорска!

Наш бокс на пороге грандиозного и, вне всяких сомнений, исторического события: уже в эту субботу в Новом Орлеане Иван Баранчик может стать обладателем вакантного чемпионского пояса, по версии IBF. Для этого ему нужно сделать последний шаг — одолеть шведа Энтони Йигита. Сам Иван в своей победе ничуть не сомневается и заверяет, что шаг этот не последний, а наоборот — первый. На пути к еще большим свершениям. Охотно верим и с удовольствием констатируем: в самое ближайшее время у нас могут появиться сразу двое действующих чемпионов! Совсем недавно свой титул по версии WBA успешно защитил Кирилл Релих. Что интересно, и Баранчик, и Релих боксируют в одной весовой категории — первой полусредней (до 63,5 кг) и есть вероятность, что наши парни вскоре могут сойтись в ринге и в очном бою определить абсолютного чемпиона мира. Невероятно! Впрочем, не будем забегать вперед.

Another day to get closer to the victory. На фото, которое буквально вчера выложил в сеть Иван Баранчик, значится именно эта надпись: еще один день, приближающий к победе. Блестит пот. Горят глаза. Баранчик пашет на тренировках, как конь, но не жалуется, а наоборот — получает удовольствие. Он из тех счастливых людей, для которых работа и хобби прекрасным образом совпали, слились воедино, стали понятием идентичным. Не зря же Иван сделал своим лозунгом фразу no boxing, no life — нет бокса, нет жизни. 

Английские выражения тут неспроста. Иван Баранчик начинал карьеру в Солигорске, продолжил в Минске, но уже давно боксирует в США. В любительском ринге ему прочили большие успехи и небезосновательно. В 2009-м этот парень стал чемпионом мира среди юношей до 16 лет. И это до сих пор единственный в истории нашего бокса подобный успех: призеры были и до, и после, а вот победителей — ни одного! В финале Иван буквально разбомбил тогда представителя Казахстана Ерболата Сейдаллиева (11:2). Он на удивление легко вписался и во взрослый бокс, победив во всех чемпионатах страны, в которых принял участие. Но потом... Для многих это стало как гром среди ясного неба: молодой, стремительно набирающий обороты боксер вдруг решил уйти в профессионалы. Для этого тоже нужно обладать характером, в котором превалируют такие качества, как целеустремленность, решительность и смелость. Он бросил вызов самой судьбе, собрал чемодан, сел в самолет до Нью-Йорка и отправился открывать для себя новый мир — профессиональный бокс.

С тех пор прошло 4 года. Всего или аж, но Иван Баранчик за это время провел на профессиональном ринге 18 боев. Во всех победил. 11 раз нокаутом. Теперь у него прекрасная репутация, прозвище The Beast (Зверь), чемпионские амбиции и несколько ярких эпитетов, отпущенных в адрес белорусского бойца весьма авторитетными в мире бокса людьми. Российский тренер Эдуард Кравцов, например, после очень зрелищного поединка с Абелем Рамосом сказал: “Это была натуральная война на ринге, в которой Иван одержал тяжелую, но заслуженную победу”. Добавив в одном из интервью, что Баранчик “один из лучших молодых талантов в профессиональном боксе”. И здесь нет и капли лукавства или славянского братства. Ивана Баранчика уже сейчас многие сравнивают с легендарным Артуро Гатти.

График подготовки в тренировочном лагере у Ивана сейчас крайне напряженный. В нем нет мелочей и расписана буквально каждая минута. Но для нашей газеты боксер нашел время и ответил на довольно внушительный список вопросов. За что отдельное спасибо его супруге Юлии, выступившей в этом занимательном диалоге нашим посредником. 

Американ бой

— Иван, ты уже довольно давно живешь и тренируешься в США. А что поразило тебя больше всего в Нью-Йорке, когда только начинал свой путь в профессиональном боксе?

— Прежде всего, что здесь всем на тебя наплевать. Ты должен сам все делать и заботиться о будущем. Никто не поможет, если, конечно, не увидит в том своей выгоды. Есть исключения, но их мало.

— А тебе было когда-нибудь по-настоящему страшно? Посещали мысли, что ничего не получится и придется вернуться?

— Нет, к счастью, мне не было страшно никогда. Случалось тяжело временами, но я настоящий воин, который должен идти вперед и гнать от себя все плохие мысли. Так и поступал.  

— На какую сумму жили в Нью-Йорке в первое время? Приходилось голодать?

— Честно говоря, не помню. Но не голодал — это точно. Может, покупал продукты не очень хорошего качества, экономил, но все равно был рад и счастлив, что иду к своей мечте. 

— Английский язык пришлось учить по ходу дела?

— С английским тяжело. Даже сейчас. Я могу спокойно поговорить о своей карьере, боксе, даже дать интервью, а вот свободно общаться на разносторонние темы, — в этом есть загвоздки. Но в Нью-Йорке очень много русских, так что там мне было комфортно. 

— А кто конкретно и когда именно предложил тебе перейти в профессионалы? 

— В 2014 году со мной связался мой нынешний промоутер Макс Альперович. Начал расспрашивать о том, хочу ли перейти в профессионалы и начать карьеру в Америке. В тот момент у меня было неоднозначное положение в национальной сборной. Поэтому ответил: “Конечно, я уже и чемодан собрал. Когда самолет?” Мне нравился профессиональный бокс и я хотел себя попробовать в нем. Возможно, видел и понимал, чувствовал, что моя манера ведения боя больше подходит для профессионального ринга. Так что посоветовался со своей девушкой, нынче женой, и принял решение.

— Когда объявил об уходе, что тебе сказали в национальной сборной? 

— У меня был разговор с главным тренером Константином Соколовым. Не помню дословно, но ничего обидного в тот день я точно не услышал. 

— А что советовали приятели?

— Ничего. Только улыбались и говорили, что это правильное решение.

— И все же, какова главная причина твоего ухода из любителей?

— Мне нужно было развиваться, не стоять на месте. В тот момент, в той сложившейся ситуации я не видел своего будущего в любительском боксе. 

— С Кириллом Релихом, с которым, возможно, предстоит встретиться на профессиональном ринге, тебе приходилось пересекаться на ринге любительском? 

— Нет. В то время я боксировал в категории до 60 килограммов, а когда потяжелел, он уже активно боксировал в профи. 

— А ты помнишь свой первый бой в профессионалах? Сильно волновался? 

— Такое не забывается! Было море адреналина, но всю его мощь я направил на соперника. Выиграл в первом раунде. 

— На что потратил первый гонорар?

— Ни на что. Отложил, так как знал, что эти деньги мне потом очень понадобятся. Так и случилось.

— Когда ты понял и по-настоящему поверил, что можешь стать чемпионом?

— Бой за боем добавлял уверенности. Это не случилось в один момент. Но теперь это так. И я не просто верю, я знаю, что стану чемпионом. 

— Сравнение с Артуро Гатти льстит твоему самолюбию?

— Это приятно. И стимулирует к дальнейшему развитию.

— Скажи, твой прокачанный и атлетический вид, он был всегда или ты плотно “сел на штангу” именно в США?

— Я никогда не “садился на штангу”. Тренируюсь с 6 лет, поэтому в хорошей форме. Сейчас еще серьезно занялся питанием. Отсюда и результат. Мелочей и ошибок быть не должно. 

— Был ли в боях момент, когда тебе прилетала такая “плюха”, что думал: всё, могу не встать!

— Нет, не прилетала ни разу. К счастью. Но если и прилетит, я все равно встану и ударю в ответ. 

— Самый тяжелый бой, из проведенных на профессиональном ринге?

— С Абелем Рамосом. Мало кто знает последствия этого боя, но можно было обойтись меньшими жертвами. 

Родом из детства

— Когда ты в первый раз увидел бокс и загорелся им?

— В 12 лет. Когда за компанию с друзьями, которые уже занимались, пришел в тренировочный зал. Я хотел только посмотреть, но тренер предложил попробовать самому. Так и полюбил бокс. 

Из воспоминаний тренера Валерия Торжецкого: “Я тогда только переехал в Солигорск из Слонима, хорошо помню тот набор — очень неплохие ребята. У меня занятия строятся так: всех новичков неделю держу на “лапах”. То, как парень здесь работает, может о многом рассказать. В Баранчике сразу почувствовал скорость, жесткость и силу. Техника, конечно, хромала, но желание тренироваться и добиваться успехов было огромным”.

— Почему остался? Хотелось научиться драться?

— Скажу по-другому: мне нравилось драться! Хотелось показать, что я могу выигрывать и быть лучшим.

— Твой первый тренер вспоминал: “Ваня как-то подрался с кем-то на улице. Пришлось взять с него подписку, что больше никогда не будет пользоваться своими умениями вне зала”. Часто приходилось пускать в ход кулаки?

— Я не помню, какая именно тогда произошла ситуация, но их были тысячи. Однако тогда я без проблем подписал эту бумажку. Знал, что тренер больше не услышит о подобных инцидентах.

— Никогда не хотелось бросить бокс?

— Нет! Бокс — это моя жизнь! Нет бокса, нет жизни! 

— Как родители отнеслись к твоему выбору? 

— Спокойно. Отца у меня, к сожалению, не стало несколько лет назад. А мама работает и живет в Солигорске. По профессии она кладовщик. 

— Когда в последний раз был на родине?

— Давно, три с половиной года назад. 

— Есть боксер, чьей манерой и результатами всегда восхищался?

— Мой любимый боксер — это Майк Тайсон. У него было все, о чем может мечтать любой боец: мощь, техника, скорость, ловкость и многое другое.

— В 2009 году ты победил на чемпионате мира по боксу среди юниоров в Армении, одолев в финале казаха Ерболата Сейдаллиева — 11:2. Судя по счету, легко. А на самом деле?

— И на самом деле легко. Я знал, что стану чемпионом после боя с кубинцем в полуфинале. Был уверен в себе на 100 процентов.

— Кто-нибудь из тех ребят, твоих соперников, сегодня добился успеха? 

— Я не слежу за любительским боксом. Знаю только, что мой друг Дмитрий Асанов подает большие надежды. Мы с ним общаемся.

— Видел фото, где ты в военной форме. Служил в армии?

— Я был в учебном центре милиции, это немного другое. За 4 месяца мне пришлось только один раз побывать в наряде. И то по столовой. А после вышел на работу в ОМОН. Хочу сказать спасибо всем ребятам, которые со мной работали и хорошо приняли в свой отряд. С некоторыми из них я до сих пор поддерживаю связь. 

— Ты несколько раз подряд становился чемпионом Беларуси. Кого побеждал в финалах, были у тебя здесь серьезные конкуренты?

— Я даже не вспомню тех, у кого выигрывал. И скажу, что с 2009 и до 2014-го, пока не уехал в Америку, я не проиграл ни одного первенства страны. 

Путь чемпиона

— Где ты сегодня живешь и тренируешься?

— На данный момент в очень жарком городе Майами, это штат Флорида. Тренируюсь под руководством знаменитого тренера Педро Диаса. Потому и уехал из Нью-Йорка, что поменял наставника. 

— Представь свою сегодняшнюю команду, с которой готовишься к чемпионскому бою с Йигитом.

— Это Педро Диас, Йорданис Деспайн, доктор Асвалдо, катмен Денни Милано и тренер по физподготовке Педро Диас-младший. 

— Что для тебя самое тяжелое в тренировочном процессе?

— Нет ничего тяжелого, я получаю удовольствие. 

— Тогда расскажи о своем знакомстве с Микки Рурком.

— Микки — хороший и открытый человек. А познакомились мы с ним в боксерском зале, куда он тоже ходит тренироваться. Оказалось, что у нас один и тот же промоутер — Тони Холден из Оклахомы. 

— Последний боксерский поединок, но не твой, который произвел самое сильное впечатление?

— Такого, признаться, не вспомню. А вот недавний бой Хабиба Нурмагомедова с Конором МакГрегором мне очень понравился. 

— Как предпочитаешь отдыхать и накапливать силы?

— Сон — это самое лучшее восстановление для меня. Еще люблю поплавать в холодном бассейне. 

— А можешь позволить себе не в тренировочное время бокал пива, вина или стаканчик виски?

— В последние годы могу. Но только бокал вина. На этом — все. Пиво и напитки, в которых много градусов, не люблю. 

— На что потратишь первый заработанный миллион?

— Сразу надо его заработать, а потратить можно очень быстро. Это не большая проблема. 

— Тогда последний на сегодня вопрос: какая мечта является твоей главной мотивацией?

— Основная цель на данный момент — стать чемпионом мира. И я им стану.  

— Удачи!

БЛИЦОПРОС ДЛЯ ИВАНА БАРАНЧИКА

— Мейвезер или Пакьяо?

— Мейвезер. Он более грамотный боксер.

— Грибы, рыбалка или охота?

— Охота. Никогда не пробовал, но думаю, что это круто.

— Достоевский или Толстой?

— Толстой. 

— Футбол или хоккей?

— Футбол. Все детство играл и сейчас скучаю по тем временам.

— Флорида или Калифорния?

— Калифорния, там мягче климат.

— США или Европа?

— США. Здесь больше возможностей в профессиональном боксе.

— Аперкот или хук?

— Хук. Левый хук. Моим соперникам больше всего “нравится” именно этот удар.

— Бигмак или сало с луком?

— Сало. Только без лука. Но с черным хлебом.

— Кросс или занятия со штангой?

— Занятия со штангой после кросса.

— Рэп или “Песняры”?

— Слушаю то, что мне понравится. Неважно, какой это жанр. 

Источник: sb.by

Оставить Комментарий

Чтобы оставить отзыв авторизуйтесь или зарегистрируйтесть

Комментарии

Ничего не найдено.