Как в Борисове католики праздновали Пасху 70 лет назад

Эмма Антоновна (на фото слева), 81 год:

- В 1950-м году мне было 14 лет. Не помню, как у православных, но у нас, католиков, костела в Борисове не было. Работал только один костел в Красном. Находились такие женщины, более крепкие, которые ездили туда, брали свянцоную воду, соль. И нам по соседству давали. Наши бабушки, мамы их разводили и этой водичкой сами все посвяцали – некуда было идти, все закрыто. Помню, мне было 7 гадоу или меньше, меня мама научила молитве – и я молилася. Помню, как мы собирались вместе вечерами с бабушкой и молилися. 

К Пасхе готовились так, как не готовились ни к какому другому празднику. И сразу после войны, в 45-м году, тоже: пироги пекли, сколько муки той было ржаной, а все равно пекли. Оладьи жарили, маку натирали и макали туда – сахару нема, а он сладкий. Тогда мак растили, никто его не запрещал, мы пользовались. Самый ласунак был, ничога ж не было сладкого. Яйца красили у лукоунику, у меня и сейчас он есть собранный – все то же самое! Поросенка когда кололи, оставляли несчастный окорок, чтобы его просолить, прокоптить, просушить, чтобы обязательно была копченка к Пасхе. 

Кроме праздничного обеда был еще такой обряд «волочобники»: в Пасху люди ходили под окна, спявали песни, их приглашали в хату, угощали булками, самогонкой, какая была.

Мы не боялись, что кто-то узнает, что мы празднуем: все одинаковые, начальник где-то далеко в сельсовете за 3-5 километров. Жители не отрекались от веры, все тихонечко верили. В послевоенное время было уже нестрашно, а вот до… Моего папу в 1937-м году схватили и расстреляли за то, что он открыл польскую школу, преподавал там и «был приверженцем католической веры». Я ходила потом в КГБ, читала протокол, как его пытали, и как он не выдержал пыток и признался в том, чего даже не делал.

В 1958-м году у меня родилась старшая дочь. А в 1959-м старенький ксендз, который жил в Борисове на квартире, покрестил ее все равно, хоть все было закрыто и запрещено. Это тайно было, но к нему все заезжали по договоренности, привозили деток, платили ему, сколько скажет. Он был старенький и, мусиць, уже не боялся, что ему кто-то что-то сделает. Мы, католические вероисповедальники, никогда от веры не отрекались. Костел, который в СССР переделывали в кинотеатр, открылся в конце 80-х. Я хожу туда и теперь.

Источник: Комсомольская Правда

Оставить Комментарий

Чтобы оставить отзыв авторизуйтесь или зарегистрируйтесть

Комментарии

Ничего не найдено.